Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Грустное (список заголовков)
23:32 

lock Доступ к записи ограничен

Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:16 

Подсознание прорвало



Снился странный мир. Холодный северный край, окруженный высокими стенами. С одной стороны можно увидеть противоположную стену. Я и мой близкий друг, лица которого не помню, плывем на маленькой узкой лодке по ледяной воде, пока не упираемся в снежный берег. Звездная ночь, мы идем по сугробам вдоль стены, с трудом поднимаем ноги. Вдруг меня охватывает странная щемящая тоска, а вслед за ней злость. Я останавливаюсь и смотрю на стену: она голубого цвета и, кажется, будто сделана из камня. Говорю, что стена - не край мира, мы должны попробовать пробить ее. Мой друг говорит: "Ты сошла с ума. Это невозможно." И какая-то моя часть ему верит, в душе снова просыпается невероятная тоска. Но я не сдаюсь, представляю как стена рушится и вижу мысленно, как она начинает крошиться. В следующую секунду у стены оказываются ещё несколько друзей, и теперь мы все вместе спорим, но уже понятно, что мы попытаемся.




Снился облачный город. Высокое белое небо и туман. Большой город, так похожий на Петербург. Мы с Кляксой выходим на большую полукруглую набережную со спуском к воде. Перед нами огромное серое море, очень похожее на Финский залив. Я смотрю на горизонт и вижу удивительную картину: слева направо вдалеке, в тумане, словно призраки выступают силуэты городов. Даже не городов, а самых ярких отличительных зданий. Вижу Спас на Крови, Храм Василия Блаженного, силуэт нью-йоркских небоскребов, какую-то европейскую гавань, Эйфелеву башню, Биг Бен, Собор Святого Витта и другие. Все они в туманной дымке виднеются на горизонте. У меня захватывает дух, чувствую свежий морской воздух, в лицо летят капли. Клякса говорит, что все знают эту набережную, удивляется, что я не. Эта гавань ко всем городам. Мне безумно здесь нравится. Потом мы уходим, гуляем вдоль невысоких серо-красных зданий из больших грубых камней. Клякса рассказывает, что все французские императоры были русскими по происхождению.




Мы заходим в самолёт и садимся на свои места, ждем когда заполнится салон. А он все не заполняется. Люди всё прибывают и прибывают. В конце концов, пассажиры начинают двигаться, а кто-то садится кому-то на руки. Я сижу ногами в проход и в ужасе смотрю, что толпа не заканчивается. Думаю, что самолет не выдержит такой груз. А через минуту всё меняется. Я выхожу из автобуса на окраине города и захожу в маленький магазинчик За прилавком, длинным и стеклянным, пожилая высокая худая женщина с кудрявыми седыми волосами. Она продает мне маленькую бутылку воды. Я открываю ее и принимаю эутирокс, первый раз во сне. Иду по вечерней улице. Дома окрашены заходящим солнцем в золотисто-оранжевый. Перехожу улицу Хо-Ши-Мина и иду к метро. Там я должна встретиться с Кляксой и его мамой, рядом с высоким торговым центром, который очень похож на Норд у Просвета.

@темы: Клякса, атмосферное, города, грустное, друзья, интересные идеи

11:57 

10-15 мая 2013 г.



Снилось, что я собираюсь в Прагу с Кляксой, мамой и кучей странных незнакомых людей. Облачное светло-серое звонкое утро, я везу чемодан по тропинке к автобусу и боюсь лететь. Сумбурно пролетает полёт, мы делаем пересадку в каком-то неизвестном городе. Идём по тропинке к следующему самолёту, а слева идёт склон. Я выхожу на него, чтобы полюбоваться пейзажем, и сердце на секунду замирает. Холодное северное море, а в нём много зелёных островков с соснами, мхом и хвойными кустами. Это божественно красиво, что я даже начинаю плакать от восторга. И ни в какую Прагу уже не хочется.

pic

Мы с Кляксой почему-то едем на место крушение самолёта, который во сне назывался ИЛ-17. Почему-то это место не оцеплено, и туда может попасть любой. Приезжаем туда ближе к вечеру, идём по широкой дороге, по обе стороны высится густой лес. Атмосфера очень тревожная и напряженная... И вдруг мы видим первое тело, обгоревший человек лежит лицом вниз. Проходим дальше, а людей всё больше и больше. Некоторые обгорели до костей, а кто-то до мяса. Я стараюсь не смотреть на них, и мы выходим к какому-то странному месту. Там несколько скамеек, а посередине стоит стол. На скамейках сидят мёртвые люди, они хорошо сохранились в отличие от остальных, только кожа у них уже синеет, а головы опущены. Мне очень неприятно, стоя в стороне, а Клякса подходит к каждому мертвецу, поднимает ему голову и вглядывается в лицо, словно ищет кого-то. Вдруг один из них шевелится, сам поднимает голову, взгляд мутный, спрашивает, где он и что случилось. Высокий, светловолосый, в черной кожаной куртке. Каким-то образом, он выжил. Мы берем его под руки и едем к нам домой, хотя квартира больше похожа на мою питерскую. Незнакомец сидит на стуле, крутит головой и пытается понять, что произошло. Его телефон давно сел, а я пытаюсь узнать у него какой-нибудь номер телефона, чтобы позвонить его близким. Безрезультатно. Финал помню смутно.

pic

Я — не я, а какая-то кудрявая девушка. Работаю в магазине одежды: небольшой дом на центральной улице какого-то неизвестного солнечного теплого города. Здесь жёлтый сухой песок, а дома стоят очень близко друг к другу. В полумраке стою в примерочной комнате, она совсем непохожа на обычные примерочные. Квадратная комната, 2 на 2 метра. С одной стороны огромное зеркало в позолоченной раме, во всю стену. С другой — окно на улицу, прохожие тебя не видят, а ты их — да. Я стою у окна, облокотив руки на подоконник. Вдруг заходит мой старинный приятель, и мы с ним долго о чем-то разговариваем. Но наш покой нарушают: кто-то ломится в магазин, и мой приятель говорит, что это бандиты. Я скорее бегу в другой зал магазина: там работает моя подруга и старая бабуля. Говорю им спасаться и веду за собой в подвал. Там стоит большой колодец. Открываю крышку, и свет падает на ровную темную поверхность воды. Где-то там нужно проплыть под решёткой, и тогда мы окажемся в соседнем доме. Моя подруга не медлит, сразу же прыгает в колодец. Я уговариваю бабулю последовать её примеру, но та отказывается. Говорит, что знает, что делать и не поддаётся на уговоры. Я вздыхаю и прыгаю в колодец, а потом вижу как будто со стороны, как бабушка выходит через чёрный вход. Переодетая и с детской коляской. Я знаю, что коляска набита тряпками, но она пытается сделать вид, что она всего лишь старая бабуля с внучкой или внуком. Ярко светит солнце, бабуля поднимается к соседнему дому, но тут ей путь преграждает мужчина в белом свитере. Бабуля делает вид, что не понимает, что ему нужно, но в следующий миг вытаскивает из коляски саблю и ранит мужчину. Тот хватается за рану, прижимается к стене, но тоже успевает нанести удар. Бабуля пятится и падает на землю, а я просыпаюсь.
Ыыыы.

@темы: атмосферное, города, грустное, приключения, совсем странное

14:56 

2009 г.



Вчера мне снился, куда более долгий и странный сон. Какой-то полуфилософский и не совсем понятный, непоследовательный. Не знаю даже, откуда его начинать рассказывать. Впрочем, неважно. Был облачный день, а я гуляла с Бэтой в каком-то странном месте. Бэта – это моя любимая собака, которой нет уже 4 года. Мы с ней шли куда-то и не переставали по пути играть. Я гладила её по спине, смеялась, а она игриво кусала мне ноги. Мы шли и шли, пока вдруг не оказались в солнечном городе, похожим по духу на любимую Прагу. Там шёл снег и светило солнце. Мы с Бэтой оказались в глубоком сугробе, где начали возиться и играть. Было очень светло и весело. Когда мы вылезли оттуда, оказалось, что в сугробе было много шкурок от мандаринов, так что я стряхивала со своей одежды не только снег, но и мандариновые шкуры. В городе я увидела Кляксу, в чёрном пальто, гуляющего по широкой улице в лучах солнца. Его повеселил мой снежно-мандариновый видок, мы о чем-то поговорили, и тут всё изменилось. Я оказалась в своей старой комнате, на своей прежней шатающейся кровати, укрытая тёплым старым пледом. Бэта лежала рядом. Когда я прошла на кухню, то увидела там бабушку, которой нет уже около 9 лет. За окном были поздние летние сумерки. Бабушка держала в руках часы, а стрелки на них двигались медленно. Я забралась на стул с ногами, и смотрела на эти часы. Было очень тоскливо и грустно, потому что я знала, что совсем немного времени осталось. До чего именно – было не совсем ясно. Я только знала, что ночь не успеет наступить и пройти, как мы все расстанемся, чуть ли не навсегда. И это не то, чтобы пугало, это было очень грустно. Я сказала об этом бабушке, она согласилась. А потом я, кажется, проснулась.

@темы: любовь, грустное, города, атмосферное, Клякса, семья

Флоросны

главная